После праздника

 

В свои 27 я (Егор) менеджер-трудяга в посреднической фирме. Штат наших работников – 47 человек, включая уборщицу, водителя, секретаря – любовницы… Круто я обозначил позицию последней? Знаю, о чем говорю!

Саша моя ровесница, правда, жизненные приоритеты у нее иные, и на таких как я она наверняка смотрит снисходительно. Белокожая, белозубая, платиновая блондинка с манерами… Ну как бы по мягче сказать…

К ней двойственное отношение: мужики коллектива ее хотят (в тайне), но за глаза называют «ш…» и «Б…». Женская половина коллектива своего пренебрежительного отношения к ней скрывает. Да и если посмотреть фактам в лицо и понаблюдать за Сашей хоть сколько-то времени, все становится ясно!

Признаться, я тоже не люблю людей, которые хвастают собой, преувеличивая свои успехи, либо отличаются разнузданным поведением. Что женщины, что мужчины… Когда одни, под хмельную голову и сигареты, начинают бахвалятся, мол, я ей вставил, а она у меня брала, мне скорее хочется закончить такие трели… Ровно как спешу я убраться по дальше от тех женщин, которые от простого кокетства переходят к навязчивым намекам уже при первом знакомстве…

Саша пусть и не из последних, но видно, что моральные устои и принципы у девахи «нулевые». Флирт – это для нее привычное дело, да еще и поддевки-намеки со смешками во весь рот! Представляете себе это?…

Наш дирик – Борисыч! – особо-то тайны своих отношений с секретуткой не скрывал: то из офиса на его машине едут куда-то, но с утра из одной машины вылазят… Пусть явных доказательств их сношений-отношений нет, но косвенных набралось уже на целый том!

Борисыч, конечно, крут – бизнес сам развернул, ситуацией на рынке владеет, да и общение с ним не напрягает, хотя он и главный! Семейный, дочки-двойняшки есть, и любовница для статуса.

Мое отношение к Саше тоже двойственное: принципиально я не за ее манеры и поведение; однако стоит мне только ее повстречать на коридоре или услышать смех, как сердце предательски бьется. Почему предательски? Потому что свои же принципы и предаю… Потому что, значит, не совсем я и против нее…

Только смысл? Я больше романтик, настраиваюсь на отношения с перспективой, а Саша – так, бабочка-однодневка! Пархнет юбкой под носом, и сама больше рада тому, что спросом пользуется!

Мужики в офисе открыто Сашку не обсуждают, но я то понимаю, что с ней каждый был бы не против, и своим поведением Саша их буквально подталкивает на откровения и измены. Ну вот как к такой относиться?

Но черт возьми: однажды, ожидая, шефа, я просидел в приемной, перекидываясь с ней фразочками, смысл которых совсем не носил интимного содержания, но наблюдая, как она елозит на стуле и как сверкает длинной юбки, я здорово завелся. Потом пришлось снять напряг в туалете, точно школьнику…

Да и вообще, не раз проделывал это, держа в уме ее образ. Только когда отпускало, рассудок возвращался ко мне и здравый смысл подсказывал, что с такой девушкой мне не по пути: ну ногастая, ну с «тройкой» в лифе…Но какая с нее спутница жизни, любящая жена и мать? Ладно, пока кобылка молодая, так драть можно, а годы-то идут…

Не такая мне девушка нужна, да и Саша обращала на меня внимания не более, чем пешеход на серую машинку в общем потоке бело-черных авто…

В канун Нового года Борисыч организовал корпоратив за базе отдыха. Естественно, без Сашеньки он никак, и хотя старался дистанцироваться от нее в присутствии своей благоверной, да и Саша не показывала виду, но внимание все же было приковано к их разделенной обстоятельствами паре.

Впрочем, организовали они встречу сотрудников весьма оригинально: Борисыч в наряде Деда Мороза с меховой бородой, а Саша – стал быть, его внучка, Снегурочка. Но напялив колпачок, она не потрудилась одеть шубку длиннее середины бедер, и народ то и дело пялился на обтянутые в скользкий нейлон ноги.

У входа раздавали символичные подарки, а Саша всех одаривала ослепительной улыбкой и столь же символичным поцелуем в щеку.

Да и вообще Саша не скучала, а может, нарочито лезла вон из платья, лишь бы досадить Борисычу. И не сказать, чтобы была пьяная, но таковы ее манеры… Точнее, отсутствие таковых! Уверен, наши мужчинки уже прорабатывали вариант, как уволочь Сашку от посторонних глаз да и пустить струйку на ее юбку. Но наверное, то, что рядом ошивался Борисыч, немного сдерживало их.

За все время вечеринки, несмотря на то, что Саша была на виду, мы с ней особо не пересекались. Внимания, повторюсь, ей хватало, разве что общей компанией ходили на перекур.

Наверное, все бы так и закончилось, и вернувшись домой я бы тихо и привычно кончил в кулачок, вспоминая некоторые моменты праздника, если бы интерес не завел меня на веранду гостевого домика.

Погода была совсем не новогодняя, даже не зимняя, но просвежиться во двор мы выходили часто, и «наших» можно было встретить во всех концах загородной усадьбы.

Домик, наверное, использовался как летний, обстановка его была лаконичной: диван-кровать, обшитые вагонкой стены… Воздух здесь был скорее сырой, чем прохладный, зато здесь было тихо и спокойно! Мне хотелось уйти от шума музыки и возлияний, к тому же, окна домика смотрели в сад, и тьма за окном успокаивала.

Не знаю, за каким сюда же приперлась Саша, но она была удивлена, что здесь вообще кто-то был.

— О, — изумилась она. – И здесь покоя нет… Везде свои люди!

Она села на диван, полушубок был распахнут Было видно, что ей хотелось побыть одной… По большому счету разговора бы между нами все равно не вышло и я мог бы свалить, но задержался лишь потому, что не хотел возвращаться в суетную компанию.

— Есть у тебя покурить? – спросила она.

— А разве здесь можно? – удивился я.

— А мы никому не скажем… — она обнажила крупные белые зубы.

Конечно, у меня было что покурить, и я протянул ей сигарету. Саша не потрудилась подняться, и мне пришлось наклониться к ней, чтобы дать ей закурить.

Не думаю, что лишь спиртное и чистый воздух возымели на меня влияние, а может полумрачная таинственная атмосфера веранды, в которой линии ее лица обрели особое очертание, но меня тянуло к ней, и когда я увидел, как впали ее щеки, когда она делала затяжку, я захотел ее еще сильнее.

«Понятно, отчего Борисыч не может перед ней устоять…» — подумал я.

— Садись, чего ты? – она кивнула на место рядом с собой.

Если бы я сделал это, то мои желания бы просто растворились в клубах ее дыма, и я опустился рядом с ней на корточки.

Ее колени были на уровне моего подбородка.

Она выпустила в меня струю дыма, и хотя в ее поведении было больше насмешки, я ощутил к ней прилив желания. Члену стало туго в брюках.

— Тебе удобно так? – спросила она немного насмешливо.

— Не жалуюсь… — ответил я, глядя ей в глаза.

Хищница улыбалась.

— Ну тогда посиди… — и она вновь обкурила меня.

Я вдохнул дым, чувствуя ее дыхание и запах губной помады.

Я дико хотел ее в тот момент. Тот самый случай, когда я готов был поскупиться со своими принципами и не считаться с тем, о чем говорят про Сашу другие.

Ее колени были на расстоянии локтя от меня, нога лежала на ноге, и я мог бы беззастенчиво любоваться ими, тем более, тьма скрывала мои глаза.

У меня аж захватило дыхание.

Она выжидающе молчала.

На улице звучала музыка и кто-то неприлично громко заржал, едва было не прервав нашу идиллию.

Саша никогда не умела смеяться кокетливо, ее смех казался роготом, когда во весь рот, и тот дурацкий смех подхватила и она.

— Ха-ха-ха… Кому уже там весело?

Я понял, что если сейчас отпущу ее, то уже не вернусь к начатому… Меня вдруг повело, что-то подтолкнуло к ней, и я уверен, что это был не алкоголь и его влияние. Я прилип к ее ногам и страстно поцеловал ее колено, а затем чуть выше, по бедру.

— Ты что делаешь? – Сашка дернулась, но не сорвалась с места. И в словах ее был скорее не испуг, а изумление и неожиданность происходящим.

— Не ожидала? – попытался я перевести все в шутку, но при этом прижался к ней сильнее, и вновь прошелся поцелуями по выпирающему навстречу мне колену.

Скользкий нейлон казался холодным.

— Ты больной что ли? – ее слова хоть и резанули мой слух, но учитывая, что она не сопротивлялась и не делала попыток отбиться, я не ослаблял нажима.

— Тебе не нравятся, когда так делают? – спросил я, поглаживая ее лодыжку.

— Нет, почему же… — пожала она плечами. – Достойным мужчинам я и не такое позволяю…

Ее тон был не оправдательный, а игривый, и я уточнил:

— Типа Борисыча?

— А разве дополнительная премия — это меня не достойно?

Карты были открыты, значит, Борисыч изменял своей жене, которая вполне выглядела привлекательно…Но вот что значит бл…кая натура, перед которой и крепкий семьянин не властен!

А сам-то, со своими принципами?

Я вновь припал губами к ее ногам, целуя их в районе бедер и бессовестно задирая ей юбку.

Сашка заржала, правда, беззвучно и попыталась оттеснить меня.

— Ты что делаешь? Псих, что ли?

Я действительно был близок к помешательству, и мне уже было все равно, что Саша про меня подумала бы в тот момент.

Меня к ней манило и хотя Саша, сбиваясь на смешок, предупредила, что сейчас закричит, что должно было меня вспугнуть, я не повелся, а лишь сильнее вжался лицом в плотно сжатые женские бедра.

Я чувствовал женский аромат, и он охмелял больше выпитого. И это Сашкино сопротивление только добавляло мне сил!

Я вдруг представил, как Борисыч вьется у ее ног, а ее это только забавляет! И кто кого имеет, скажите на милость?

Сашке удалось даже приподняться, но я сковал ее руками, не выпуская из объятий, при этом с колен так и не поднялся, а юбка ее платья покрывала мне голову. Я шумно фыркал, точно скотина, и насмешливый голос Саши только распалял меня.

— Ну ты даешь… Колготки порвешь же… Ха-ха-ха…

Она смеялась, но не в голос, как это происходило обычно, и лишь когда я цепанул ногтями тонкую ткань ее колготок, она, протестуя, повысила тон.

— Егор… ты вообще, что ли?…

Она не смогла устоять на ногах и пала на диван.

Я смотрел на нее, переводя дыхание. Морда пылала, и наверное, я имел устрашающий вид. Но темное помещение скрывало это. Да и Саша владела собой:

— Егор, а как же твой романтический настрой, джентльменская выдержка?

Ее слова польстили мне! Вот как, оказывается, она обо мне думает?

— Оставил дома…

Саша залилась своим смехом.

— А ты, оказывается, такой двуличный…

Она привстала и приподняла платье:

— Ну точно, порвал мне колготы… А ты знаешь, сколько они стоят? Смотри, что ты сделал!

Поскольку мне было это позволено, я беззастенчиво уставился ей между ног, лепеча неряшливые слова прощения. При этом умом я догонял, что Саша-то по сути надо мной смеется, ее забавляла мужская наивность в подобных вещах, когда мужчину можно было выставить в нелепом свете.
Она скинула с себя шубку, а затем поднялась и беззастенчиво приспустила колготы, осматривая невидимый шов.

— Нет, все нормально… — сказала она сама себе. – Фу-у… а так гуляла бы, считай, нагишом…

Она стала натягивать их обратно, как я накинулся на нее, утопив свое лицо между ее бедер. Лишь ткань трусиков не позволяла мне пробиться дальше.

Не знаю, что на меня накатило, и отчего я так остервенено рвался завладеть ее сокровищем, но мне удалось оттеснить кружева ее трусиков, из-под которых я уже чувствовал аромат ее выделений, и это придавало мне новых сил и упорства.

А Главное, Саша уже не сопротивлялась мне, а ее хихикания перешли в поохивание, а пальцы девушки с силой впились мне в волосы и вдавливали мою голову в свою промежность.

Ее клиторок вывалился наружу и стал моей добычей, которую я с жадность заглотил. Затем я с силой провел языком по створкам ее губок, силясь прорваться внутрь, ответом на что стало рефлекторное движение Саши и сладостное «оооо-хххх»…

Переводя дыхание, я стал жарко осыпать поцелуями ее роскошные бедра, когда Саша сама перехватила мою голову и направила губами куда следовало.

Я чувствовал запах ее выделений, и ощущал их на вкус. Рот наполнился ее влагой и моей слюной, но плевать себе под ноги я не стал и втянул в себя всю эту жидкость…

Сашка оторвала от своей прелести мою голову и я заглянул ей в глаза. Сашка улыбалась мне во все зубы, глядя сверу-вниз.

— Я хочу тебя, — в одном порыве произнес я.

Я поднялся и потянулся ей губами, но Саша нахмурилась и поджала губы. Она хватила меня за подбородок, сдавив его.

— Только что меня подлизывал, а сейчас с поцелуями лезешь этими самыми губами?!

Действительно глупо… Я отер щеку от остатков влаги.

А я ведь принял ее капли внутрь себя!

В какой-то момент я испугался, что сейчас Саша мне откажет в ласке, и мои губы дрогнули в просьбе:

— Пожалуйста, я очень хочу тебя…

Она засмеялась, вынуждая чувствовать собственную неловкость. Ей льстило, что парень готов был унижаться перед ней!

Она опустилась на диван и ее руки умело распустили мой пояс. Брюки поползли вниз.

— Покажь, сколько там у тебя?

Ее раскрепощенные манеры действовали убедительно, и я извлек из-под трусов напряженный член.

Сказать по правде, я не считал свой член особенным – самым обычным! Но сейчас мне хотелось произвести на Сашу впечатление, и я горделиво подался вперед. Я хотел знать ее реакцию, но Саша меня удивила даже более чем!

— Ох какой он у тебя… страждущий!

И с этими словами она с какой-то готовностью завладела им своим ртом.

«Сидела Саша на диване и сосала…» — какая-то нелепая ассоциация сработала у меня в мозгу.

А ведь она действительно сосала мой член, да так крепко удерживала его основу, что даже если бы воспротивился этому, то не смог бы вырваться.

Я запустил ей в волосы свои руки, путаясь пальцами в платиновых локонах.

Я всегда был против чужих историй про это, но то, что делала Саша иначе, как отсосом и не назовешь! Причем ведь не по принуждению она делала это, а по воле собственного желания.

И кому? Мне… Обычному парню, на которого и дышала-то ровно…

Выходит, не все зависит от премиальных?

В какой-то момент она прервалась и глянула на меня развеселыми глазами с лучезарной улыбкой.

— Иди ко мне…

Я наклонился, и Саша поцеловала меня своими губами в губы…

Те губы, которыми она только что делала мне минет, я с упоением хватал своими губами, чувствуя на них свой запах…

— Саша… Саша, ты… Не земная…

Еще несколько влажных и сочных засовов, буквально лишавших меня сил. Мне хотелось сесть на диван и ни о чем не думать…

Она вдруг щелкнула меня по носу:

— Доволен собой, да? Соблазнил девушку…

Я как-то глупо улыбнулся, не зная, как отреагировать на ее слова. Не то она смеялась надо мной, не то заигрывала – фик поймешь!

— А ты милый… отметила она и прилегла на диван, словно предлагая себя. Колготы и трусики были припущены, платье задрано…

Белый живот контрастом выделялся на темном фоне комнаты.

И все же меня на секунду затрясло:

— Саш, у меня резинки нет…

Это звучало как-то по-детски, и мне самому стало смешно…

Сашка не сдержалась, смеясь мне в глаза.

— Ну ты даешь! О себе и позаботится не можешь, а девушку разводишь…

— Прости…

Она подтянула ноги, скидывая трусики и колготы.

— Давай, потом что-нибудь придумаем…

Я спустил брюки и налег на нее. Член буквально засосало в ее полость.

— м-м-м…

Я лежал на ней, начиная поступательные движения на вход, и Сашкина голова двигалась сообразно моим толчкам.

Скупо, единообразно, мы занимались любовью в миссионерской позе, даже не накрывшись пледом или Сашкиной шубкой, но я помню, как меня ласкали ее руки. Они обхватывали мои ягодицы, словно бы координируя действия, и иногда перемещались вдоль тела, обхватывая плечи.

— Ты такая красивая, — заметил я, чуть приподнявшись на локтях. Движения внутри нее я не прекращал.

Саша улыбалась, прикрыв глаза. Не известно, что больше доставляло ей удовольствие: секс или внимание похвалами и одаривание признаниями…

Я входил в нее глубже, а Санька отвечала мне, втягивая в себя. И хотя ее верх был прикрыт платьем, я припал жадным ртом к ее груди, целуя ее сквозь ткань.

А Саша еще и прижала мою голову к себе, подогревая страсти…

Помню, как мне удалось вытечь их ее рук, и разогнуть спину, привстав. Саня валялась на спине, глядя на меня с интересом, и а, подхватив ее под сгибы коленок, рывком пододвинул к себе.

Она смотрела на меня с изумлением:

— Ого, какой ты сильный!

Я чмокнул ее коленку, а потом второе…

Я имел ее в таком положении, придерживая за раскрытые ноги под коленями, и теперь уже мне льстило ее внимание и взгляд, которым она меня осматривала. Ну что там Борисыч с заплывающим жирком тельцем? Помереемся членами?

Мне вдруг стало смешно от собственной же иронии, и я повалился на Сашку, которая жарко дышала мне в ухо.

— Сашенька… Саша… — отчего-то я проникся к этой девушке такой верой и лаской, что и сам не поверил бы.

А как же твои принципы? Стоило только телке раздвинуть ноги, и ты уже готов поскупиться с ними?

А если бы не ты, то неужели ей было бы не с кем?

Но мне было по фиг на других и…даже на свои принципы…

Я хотел быть с ней!

И сейчас, и после праздника…

Я целовал ей лоб, взмокший от наших испытаний, и пригладил волосы, слипшиеся от пота.

В неотапливаемой комнате было прохладно, эта зимняя свежесть так контрастировала с теплом наших тел…

Я почувствовал, как на меня накатило, но, конечно, не посмел расслабляться в нее, и вышел за мгновение, прежде чем ороситься. Крупные пятна летели и опадали на мои брюки и на пол, оставались на диване, как признак того, что здесь происходило.

Я осел на диван, не в силах вправить член в брюки или хоть как-то прикрыться. Силы меня оставляли.

Я чувствовал, как рядом сопела Сашка. Сил у нее, видно, хватало только на дыхание.

Слабо помню, как развивались события дальше. Помню, Сашка, приподнявшись, что-то лепетала про мокрые колготы, которые я-таки испачкал…

И юбку тоже, оказывается, запачкал.

— Саша, а что… — я боялся произнести в слух. – Что будем делать…

Она пожала плечами:

— Ничего… Все нормально, поверь мне…

В меня полетели ее трусики.

— Отри член и вытри капли, а то спалимся… И пошли к остальным, нас наверняка ищут!

Я вытер член ее трусиками и поклал их в карман брюк.

Вечеринка длилась еще несколько часов, но мы с Сашей больше не пересекались. Точнее, компания коллег не позволяла нам оказаться рядом друг с другом, хотя и я ловил на себе ее взгляд, а сам в течение остатка вечера не сводил с нее глаз.

Покидая место отдыха, я направил Саше смс: «Дорогая Саша, это было фантастично и неожиданно… Ты потрясающая девушка, я хочу стать для тебя больше, чем коллега Дай мне шанс!»

Однако ответа не последовало.

В саму новогоднюю ночь Саша была одной из первых, кого я хотел поздравить, но трубку она так и не сняла.

Слова поздравления я выслал ей через СМС, получив в ответ скупые ответные: «Спасибо, и тебя с НГ».

. ..После отгремевших праздников, когда я вышел на работу, Саша вела себя так непринужденно, как если бы между ничего не произошло, и даже на мое приветствие она ответила всего лишь улыбкой.

Я не решался подходить к ней ни в этот день, ни на следующие, да и она на месте не сидела. И когда я получил премиальные, вложил их в кокетливый конвертик…

Я подстерег ее во время обеденного часа, когда большинство работников разошлось.

— Помнишь, ты говорила про премиальные? – спросил я.

Она смотрела на меня с удивлением.

— Просто я не хочу, чтобы ты осталась без внимания с моей стороны, и то, что произошло…

Сашка захохотала в свойственной ей манере.

Я ощутил себя лохом. Влюбленным и разведенным…

— Егор, скажи, ты за кого меня воспринимаешь? Только честно…

Она выжидающе смотрела на меня, а я не знал, что ответить…

Ведь то, что случилось – это порыв чувств.

Любить ее, как спутницу жизни, я был не готов.

Все же принципы возобладали!

Друг?

Я не знал ответа…

Я что для нее означал тот случайный по сути секс? Сколько их у нее, партнеров и случаев?

— Ты – девушка… — начал я скромно. – И то, что случилось между нами…Я благодарен тебе за это…

И я вновь протянул ей этот конверт.

— Ну на дирика ты не тянешь… — цокнула Саша, заглядывая в конверт.

Я почувствовал, как кровь прильнула к лицу. Ну что я творю-то, в самом деле…

Саша вытянула из конвертика несколько купюр, и протянула мне конверт обратно.

— Это за трусики, хорошо! Те – оставь уж себе…И на колготы еще возьму…

Я улыбнулся, кивнув.

Отчего-то ее слова и поступок придали мне сил.

— Саш, а тебе самой… как?

Она поняла, о чем я, и ответила:

— Все было хорошо, Егор! Ты — молодец…

И говорила она серьезно, как серьезен в тот момент был и ее взгляд. Ни улыбки, ни ржача, ни каких-либо заискиваний и подыгрываний…

И прежде чем покинуть приемную, Саша еще окликнула меня:

— И да, Егор, спасибо за поздравление! И слова…Но ответа не жди… Сам все понимаешь…

Мое сердце до сих пор бередит, когда я вижу Сашу в офисе или слышу ее смех, но душу уже не гнетет щемящее чувство от того, что она не удостаивает меня вниманием. Мне очень хочется верить, что невзирая на все, Саша верна своей памяти, а слова, которые мне она тогда сказала, были честны и искренни!

⇐ выбрать другой рассказ

ПОДЕЛИТЬСЯ РАССКАЗОМ
 

 

 
 
ЭРОТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ВЫБРАТЬ КНИГУ
Shadow
Slider